AlfaModel - Моделизм. Военная техника. История.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » AlfaModel - Моделизм. Военная техника. История. » Военная фотография » На полях под Прохоровской. Июль 1943г.


На полях под Прохоровской. Июль 1943г.

Сообщений 1 страница 10 из 41

1

История Прохоровского сражения еще не написана до конца. И сегодня, стремясь изучить и понять это одно из крупных событий минувшей войны, отдавая дань мужеству советского солдата, мы должны честно и правдиво оценить не только заслуги, полководческий талант, но и ошибки тех, кто планировал и проводил эту операцию. Иначе славословие и недосказанность так и останутся спутниками нашей недавней истории.

По решению Верховного была создана комиссия для расследования причин больших потерь, понесенных армией под Прохоровкой во главе с секретарем ЦК ВКП(б) Г.М.Малинковым, в ее работе участвовал и член Военного Совета Воронежского фронта Н.С.Хрущев. Результатом ее деятельности стал отчет, представленный И.В.Сталину в августе 1943 г. Выводы этого документа неутешительны. Боевые действия 12 июля под Прохоровкой названы образцом неудачно проведенной операции.

http://pic.ipicture.ru/uploads/090905/thumbs/MTrYJ7hU64.jpg http://pic.ipicture.ru/uploads/090905/thumbs/Usy5RSUd3V.jpg http://pic.ipicture.ru/uploads/090905/thumbs/EX1KWkcpeA.jpg

http://pic.ipicture.ru/uploads/090905/thumbs/1y7M11UWGH.jpg http://pic.ipicture.ru/uploads/090905/thumbs/WSZuli0DSf.jpg http://pic.ipicture.ru/uploads/090905/thumbs/NetCUEmwkj.jpg

http://pic.ipicture.ru/uploads/090905/thumbs/z352e2BWcq.jpg http://pic.ipicture.ru/uploads/090905/thumbs/G2Tlf2aOXU.jpg http://pic.ipicture.ru/uploads/090905/thumbs/rBUWSBG4kH.jpg

http://pic.ipicture.ru/uploads/090905/thumbs/7hwAbTj29S.jpg

+3

2

По потерям среди личного состава,и по технике-да! Стратегическое значение битвы трудно переоценить. После Курска вермахт уже не наступал, и начал откатываться назад.  :flag:

0

3

Калашников написал(а):

Стратегическое значение битвы трудно переоценить.

Немцы протянув с началом наступления - изначально влезли в стратегический пролет... Развернув наступление на эшелонированную оборону ТАМ ГДЕ ИХ ЖДАЛИ И УСПЕЛИ ПОДГОТОВИТЬСЯ они были обречены на неудачу. Тем удивительнее тактические результаты сражений под Курском, одним из которых было встречное танковое сражение под Прохоровкой. Результат по потерям для нас был просто разгромный. Практически мы слили стратегические резервы, которые планировались для развития успеха после того как в оборонительном сражении немцы должны были быть обескровлены.
Только до конца осознав - ЧТО ЗА ПРОТИВНИК был у наших дедов в той войне - можно оценить все величие подвига нашего солдата!

+2

4

Очень правильно сказано:

Ilya написал(а):

История Прохоровского сражения еще не написана до конца

Что это сражение назвать для нас удачным нельзя, было понятно ещё в школе. Иначе были бы громкие цифры потерь немцев и небольшие наших, а так - только общие слова. Но всему должна быть мера. Недавно на каком-то "злобном" сайте нашёл статью, где практически все советские танки уничтожены или выведены из строя (наверное, это недалеко от действительности), а немецкие танковые дивизии понесли лишь незначительные потери. Тогда почему они не пошли дальше? Вопросов остаётся немало. Если можно, ссылочку на достаточно достоверные материалы, почитать на досуге.

0

5

sn написал(а):

Если можно, ссылочку на достаточно достоверные материалы, почитать на досуге.

Материала много.

Хороший анализ - здесь:
http://militera.lib.ru/h/zamulin_vn2/index.html -
К читателю
Предлагаемая вниманию книга является продолжением ранее опубликованной монографии «Курский излом. Решающая битва Великой Отечественной» и посвящена второму этапу Курской оборонительной операции Воронежского фронта (с 10 по 16 июля 1943 г.). В первой части повествование было построено на детальном анализе хода боевых действий на направлении главного удара 4-й танковой армии генерал-полковника Г. Гота в двух районах — на обояньском и прохоровском направлениях. Теперь же география описываемых событий расширена и дополнительно рассматривается ситуация в полосе наступления армейской группы «Кемпф» генерала В. Кемпфа. Связано это с тем, что к этому времени даже в Берлине стало очевидно — операция «Цитадель», на которую политическое руководство Германии возлагало столь значительные надежды, провалилась. Понимая это, командование группы армий «Юг» принимает ряд кардинальных решений. Фельдмаршал Э. фон Манштейн перенацеливает оба ударных соединения Гота — 48-й танковый корпус генерала В. Кнобельсдорфа и корпус СС группенфюрера П. Хауссера, и с 10 июля 1943 г. они приступают к решению уже тактических задач по ликвидации угрозы на значительно растянутых флангах армии. Главным содержанием этого периода становятся ожесточеннейшие боевые действия у небольшой железнодорожной станции Прохоровка, вошедшие в анналы военной истории как Прохоровское сражение, а также бои в излучине реки Пена. Разгром советских войск в этих двух районах должен был подготовить условия для отвода ударной группировки Гота на исходные позиции.

События под Прохоровкой были подробно описаны в прежних моих работах. Однако из-за отсутствия необходимой информации отдельные важные моменты сражения не удавалось [6] детально изучить, что в свою очередь не позволяло в полной мере оценить замысел противоборствующих сторон и то, как он был реализован. В первую очередь это касается контрудара 12 июля 1943 г. Обнаруженный в последнее время ряд интересных документов позволил шире взглянуть на это масштабное событие и точнее определить его влияние на дальнейший ход оборонительной операции.

Изначально командование Воронежского фронта рассматривало фронтовой контрудар как ключевой момент второго периода оборонительной операции, поэтому на него возлагались большие надежды. Из восьми общевойсковых и танковых армий, удерживавших участок обороны фронта, в той или иной степени для его проведения были привлечены силы сразу семи объединений, в том числе 5-й гвардейской танковой и 5-й гвардейской общевойсковой армий, подошедших из резерва Ставки Верховного Главнокомандования{1}. Были сформированы три контрударные группы: основная (под Прохоровкой), вспомогательная (в полосе 1-й ТА и 6-й гв. А) и сковывающая (7-й гв. А). Каждой из них предстояло внести свою весомую лепту в решение общей задачи. Опираясь на анализ документов открытых фондов Центрального архива Министерства обороны России{2} и трофейных материалов 4-й ТА, в книге рассматривается четыре главных вопроса, связанных с этой темой. Во-первых, общий замысел контрудара и расчеты Н.Ф. Ватутина на момент его возникновения (9–10 июля) и после того как обстановка резко изменилась (в ночь на 12 июля). Во-вторых, то, как готовили свои войска командармы, какие проблемы и нестыковки возникали у них. Впервые рассматривается ситуация с передачей нескольких дивизий из 40-й А в 6-ю гв. А 11 июля 1943 г. и возникшие в ходе этого трения между К.С. Москаленко и И.М. Чистяковым, которые не позволили своевременно перейти в контрудар всей вспомогательной группировки фронта. В-третьих, подробно изложен ход боевых действий в полосе 69-й А за сутки до начала контрудара и процесс локализации прорыва ее рубежа 3-м тк неприятеля, а также рассмотрено влияние этих событий на неудачу основной группировки фронта (5-й гв. А и 5-й гв. ТА). И, наконец, в-четвертых, по часам описан ход знаменитого боя четырех танковых корпусов 5-й гв. ТА и дивизий 2-го тк СС 12 июля 1943 г. на «танковом [7] поле» под Прохоровкой и вскрыты причины, не позволившие нескольким сотням советских боевых машин смять рубеж мд СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер».

Существенной проблемой при подготовке ввода в сражение двух гвардейских армий стал выбор района развертывания их основных сил. В связи с продвижением неприятеля командование фронта было вынуждено дважды менять исходные рубежи для их ударных группировок. В книге впервые показана роль германской тактической разведки при прорыве 10 июля 1943 г. переднего края третьей армейской полосы под Прохоровкой, детально прослеживается ход строительства системы обороны станции в ночь на 11 июля 1943 г. и раскрывается ряд основных проблем в управлении войсками 5-й гв. А, способствовавших выходу 2-го тк СС к ее окраинам и захвату участка, намеченного для исходных позиций двух ударных танковых соединений 5-й гв. ТА — 18-го и 29-го тк.

Одним из важных составляющих успеха противника в этот момент являлся человеческий фактор. Просчеты и недоработки были допущены советским командованием практически на всех уровнях: и фронтовом, и армейском, и дивизионном. Наложившись на цепь объективных проблем и трудностей в войсках, оборонявших станцию и подошедших с марша, они чуть не привели к захвату эсэсовцами Прохоровки, а возможно и более трагическим последствиям. Стремясь донести до читателя мотивы решений, принимавшихся ключевыми фигурами той исторической драмы, более полно раскрыть суть обстоятельств, в которых они находились, я использовал не только базу уникальных документальных источников, собранных в отечественных и зарубежных архивах, но и ранее не известные широкому читателю свидетельства очевидцев и непосредственных участников сражения с обеих сторон.

12 июля 1943 г. стал наиболее драматическим днём всей Курской битвы. Контрудар, которым советское командование пыталось окончательно остановить продвижение вперёд войск ГА «Юг» и разгромить её наиболее сильное соединение, не принёс желаемого результата. Генерал Г. Гот переиграл руководство Воронежского фронта. Спланированное им ещё в мае 1943 г. сражение с целью обескровить подвижные резервы, накопленные советской стороной за период весенней оперативной паузы, принесло неприятелю ожидаемые результаты. И хотя мощные удары советских танковых соединений внесли значительный вклад в срыв операции «Цитадель», нельзя [8] не признать, что под Прохоровкой противнику всё же удалось добиться очень важного результата — потери наших войск в людях и бронетехнике оказались на порядок выше, чем во 2-м тк СС и 3-м тк. За неполные сутки Н.Ф. Ватутин лишился значительной части подготовленных и полностью укомплектованных резервов — важнейшего рычага влияния на оперативную обстановку. Последствия распыления сил гвардейской армии генерала П.А. Ротмистрова в неудавшемся и до конца не подготовленном фронтовом контрударе стали ощущаться уже на следующий день после его начала, а ещё через сутки заставили в тяжелейших условиях выводить войска 69-й А из междуречья Донца.

Высокие потери армий генералов В.Д. Крючёнкина, А.С. Жадова и особенно П.А. Ротмистрова только за трое суток Прохоровского сражения были несоизмеримы с теми скромными результатами, которых они добились за этот период. Особенно если попытаться сравнить их с без преувеличения блестящими итогами боевой работы войск 1-й ТА. Это явилось одной из причин того, что долгие годы в нашей стране настойчиво замалчивался тот факт, что благодаря таланту М.Е. Катукова в наиболее тяжёлый период битвы его армии удалось добиться решительного перелома, понеся при этом сравнительно небольшие потери. Весь послевоенный период вместо честного и беспристрастного изучения действительно успешной для Красной Армии стратегической оборонительной операции под Курском советские историки всеми средствами огромной идеологической машины создавали миф о «крупнейшем танковом сражении в истории войн», стремясь спрятать «пиррову победу под Прохоровкой».

Опираясь, в первую очередь, на недавно рассекреченные архивные источники из ЦАМО РФ и трофейного фонда германской армии в Национальном архиве США, я попытался как можно полнее представить ход боевых действий на этом участке, раскрыть их влияние на события под Прохоровкой и итоги оборонительной операции фронта в целом. Помимо архивных материалов также использованы и воспоминания очевидцев боёв, записи которых обнаружены в запасниках ряда российских военных музеев и получены в личных беседах. Сравнительный анализ показал: несмотря на то что после 9 июля эпицентр оборонительной операции Воронежского фронта переместился в полосу 69-й и 5-й гв. А, войска первой танковой и шестой гвардейской продолжали играть существенную роль, оттягивая на себя силы хотя и потрёпанного, но дравшегося с прежним упорством немецкого 48-го тк.

Особое место в книге занимает рассказ о том, как удалось сорвать замысел фельдмаршала Э. фон Манштейна по уничтожению двух группировок войск Воронежского фронта путём окружения — в излучине Пены (1-й ТА и 6-й гв. А) силами левого [10] крыла 4-й ТА и в междуречье Северного{3} и Липового Донца (48-го ск 69-й А) смежными флангами 4-й ТА и АГ «Кемпф». Оперативные окружения крупных советских соединений в ходе Курской оборонительной операции были достаточно частым явлением. За двенадцать суток боёв гитлеровцы сумели замкнуть четыре «кольца», в которые попали: подразделения двух механизированных бригад 3-го мехкорпуса 1-й ТА, части двух стрелковых дивизий 23-го гв. ск 6-й гв. А, управление 48-го ск и четыре его стрелковые дивизии, а также две танковые бригады, танковый и истребительно-противотанковый полки 5-го гв. Стк. В общей сложности, в «мешках» оказалась целая армия, но в советской историографии было не принято касаться этой темы. Курская битва изначально рассматривалась как идеальный образец крупной стратегической операции, которую командование Красной Армии провело без сучка и задоринки с блестящими результатами. Да к тому же в летний период, развенчав утверждения геббельсовской пропаганды, что русские могут успешно воевать только с помощью «генералов Зимы и Распутицы». Окружение же расценивалось как свидетельство неумелого управления войсками и грубых просчётов командования. Хотя попасть в кольцо войска могли и по объективным причинам, не зависящим ни от их стойкости, ни от мастерства и опыта командиров. Тем не менее это портило написанную с учетом требований идеологических канонов картину грандиозной битвы, вошедшей в мировую историю как коренной перелом в войне.

Было ещё одно важное обстоятельство, которое требовало скрывать эти страницы прошлого страны. Если бы историки получили свободный доступ к документам дивизий и корпусов, попавших в окружение, а затем опросили оставшихся в живых свидетелей тех трагических событий, то увидели бы, какая непреодолимая пропасть пролегала между старшими командирами и генералами, с одной стороны, и красноармейцами — с другой, как наплевательски относились к жизни солдат прославленные советские военачальники. Тысячи воинов Красной Армии, стойко дравшихся на земле Белгородчины, были просто брошены на произвол судьбы их командирами, которые не выполнили свои элементарные обязанности, проявили равнодушие и цинизм к товарищам [11] по оружию. Трудно говорить о морали или нравственности, если вечером генерал ставит задачу командиру дивизии: удержать во что бы то ни стало занимаемый рубеж, а на следующий день отводит мехбригаду, которая прикрывает фланг этой дивизии, но об этом комдиву не сообщает, хотя возможность была. И что самое страшное, после разгрома дивизии — гибели и пленения тысяч солдат и командиров, генерал остаётся в той же должности — командира корпуса, да ещё и орден получает. Всё это могло навести на мысль, что виновен не только генерал, порочна сама система, которая позволяла так безнаказанно вести себя генералам. Однако подобной крамолы нельзя было допустить, поэтому в советское время засекречивали всё, что могло бросить тень на прошлое страны и социалистический строй. Приведённый эпизод с генералом — это не обобщение, а реальные события, происшедшие 11 июля 1943 г. на правом крыле 1-й ТА в группе войск генерала А.Л. Гетмана, удерживавших излучину реки Пены.
В книге широко представлена статистическая информация. В ходе работы в ЦАМО РФ мне удалось обнаружить богатый материал штабов как советских соединений, удерживавших оборону на направлении главного удара 4-й ТА, так и дравшихся в полосе наступления 3-го танкового корпуса армейской группы «Кемпф». Это позволило обобщить и впервые представить большой массив ранее не известных данных. Впервые публикуется численный состав танковых бригад 1-й ТА по дням, цифры потерь её корпусов в ходе сражения в излучине р. Пены. Особый разговор о потере личного состава войск армии П.А. Ротмистрова. Путём всестороннего анализа документов 2-го тк СС, с одной стороны, и 5-й гв. ТА — с другой, а также изучения местности удалось определить участки наиболее напряженных боев на знаменитом «танковом поле», где противнику удалось нанести гвардейцам наибольший урон, и установить цифры потерь. Причём определено не только число выведенных из строя танков и самоходок, но и живой силы. Приведены подробные данные убыли личного состава во всех соединениях пятой гвардейской, участвовавших в поединке 12 июля 1943 г. юго-западнее Прохоровки. Особенно тщательно проанализированы потери ударного соединения — 29-го танкового корпуса. Благодаря тому, что удалось обнаружить донесения отделов укомплектования и кадров, было установлено общее число погибших, раненых и пропавших без вести офицеров всех бригад и корпусных частей за 12 июля 1943 г. Эти данные представлены в сравнении с цифрами потерь дивизий СС и не требуют особых комментариев. Они наглядно демонстрируют весь трагизм положения, в котором оказались танковые соединения гвардейской армии.
Долгое время события на Огненной дуге рассматривались лишь как грандиозная танковая битва, и при её описании исследователи акцентировали внимание главным образом на особенности использования бронетанковых войск, а боевые действия стрелковых соединений находились в тени, хотя основными элементами системы обороны фронтов и управления войсками являлись именно пехотные дивизии. Представленные в книге документы свидетельствуют, что пехота играла значительную роль на всех этапах битвы, в том числе и при проведении активной обороны. Так, в ходе знаменитого боя [13] под Прохоровкой 12 июля 1943 г. вместе с тремя танковыми корпусами в контрудар перешли девять стрелковых дивизий 5-й гв. и 69-й А и пять мотострелковых бригад, которые имели в своём составе несколько десятков тысяч человек.

Учитывая данное обстоятельство, я постарался уделить должное внимание этой стороне оборонительной операции, показать, что победа на юге Курского выступа (как, впрочем, и в битве в целом) добывалась тяжёлым трудом не только личным составом восьми танковых и механизированных корпусов, но, в первую очередь, сотнями тысяч красноармейцев и командиров тридцати пяти пехотных дивизий, раскрыть слабые и сильные стороны советских стрелковых соединений, участвовавших в ней, их численность и потери в каждом сражении на трёх главных направлениях.

Поэтому надеюсь, что собранный по крупицам за несколько лет достаточно обширный материал, публикуемый в книге, будет интересен читателю и оценен по достоинству исследователями Курской битвы.

Изучение столь масштабного события прошлого — это большой кропотливый труд, который не под силу одному человеку. Мне повезло, на мою просьбу о помощи откликнулись многие добрые и порядочные люди: ветераны минувшей войны, действующие офицеры Российской армии, сотрудники архивов, исследовательских институтов, увлечённые и неравнодушные к истории нашего Отечества граждане США и Германии. Сердечно благодарю всех, кто словом и делом помог мне при сборе документального материала, в личных беседах и письмах делился своими воспоминаниями и мыслями о событиях, участниками которых они были, переводил тексты и вёл поиск фотографий.

Особую признательность хочу выразить единомышленникам, чей вклад в это издание трудно переоценить. Это ректор Белгородского государственного университета, доктор социологических наук, профессор Леонид Яковлевич Дятченко, первый заместитель начальника Центрального архива Министерства обороны России полковник Сергей Иванович Ярош, историк Алексей Валерьевич Исаев и гражданин США Гари Диксон.

Валерий Замулин

--------------------------------------------------------------------------------

Отредактировано Усталый (2009-09-07 14:27:06)

+1

6

Позволю себе несколько цитат из вышеприведеной книги Валерия Замулина "Засекреченная Курская битва":

Главной ошибкой советского командования было принятие решения о фронтальном ударе двумя танковыми и двумя стрелковыми корпусами 5-й гв. ТА и 5-й гв. А в районе ст. Прохоровка [548] не по флангам, а в лоб наиболее сильному на тот момент вражескому соединению, которое перешло к обороне. Из-за этого непродуманного шага неприятель нанес им большой урон. Причем, и это существенно, на направлении главного удара войск А.С. Жадова и П.А. Ротмистрова не только не удалось решить задачу контрудара (разгромить противника), но и добиться обычных целей, которые ставились перед войсками фронта ежедневно — удержать врага перед занимаемыми позициями. Соединения СС, перейдя в контратаку, продвинулись на этом направлении вперед, как и в прежние дни — до 4 км.

По неполным данным, в двух гвардейских объединениях 12 июля вышло из строя всего 7019 бойцов и командиров, в том числе 5-я гв. ТА потеряла 3563 человека, из них убитыми 1505. Во всех четырех корпусах и передовом отряде армии П.А. Ротмистрова противник подбил и сжег 340 танков и 17 самоходных установок. Причем 194 танка сгорели, а 146 — вышли из строя, но могли быть еще восстановлены. Однако значительная часть подбитых боевых машин оказалась на территории, контролируемой неприятелем, и немцы их просто подорвали. Таким образом, армия лишилась 53% танков и САУ, принимавших участие в контрударе, или 42,7% от находившихся в строю в этот день во всех пяти корпусах. Этой бронетехникой можно было вооружить два танковых корпуса по нормам 1943 г.
Главная причина столь тяжелых потерь — использование командованием Воронежского фронта не по назначению танковой армии однородного состава, а также игнорирование приказа Наркома обороны № 325 от 16 октября 1942 г., в котором был аккумулирован накопленный за предыдущий период войны опыт применения бронетехники. Вместо ввода в прорыв для развития успеха объединение бросили на проламывание для себя пути в подготовленном к ПТО рубеже без разведки, необходимой поддержки артиллерии и авиации.

Зная о подходе к Прохоровке крупных подвижных соединений, Гот отдал приказ войскам как можно быстрее овладеть Прохоровкой или, в крайнем случае, всеми более или менее подходящими участками для развертывания крупных танковых сил перед ней. И 2-й тк СС с этой задачей справился. Части дивизии «Лейбштандарт» захватили не только выгодный рубеж: выс. 252.2 — совхоз «Октябрьский», но даже вплотную подошли к окраинам станции. В результате [552] ударный клин 5-й гв. ТА оказался заперт в теснине балок юго-западнее Прохоровки, лишен маневра и своей ударной мощи.

Менять решение, уже утвержденное Ставкой, в связи с изменившейся обстановкой руководство фронта и Генштаба не стало, это было рискованно во всех отношениях. Тем более что за несколько часов до начала атаки И.В. Сталин уже знал о происшедшем в полосе 69-й А, но, вероятно, опираясь в первую очередь на мнение A.M. Василевского, решил контрудар не отменять. Единственно возможным направлением для ввода в сражение основных сил танковой армии на 12 июля остался узкий коридор между болотистой поймой р. Псёл и непроходимыми балками в районе Лутово и Ямки.

В сложившейся ситуации решили проломить боевые порядки противника танковым тараном, то есть «выбить клин клином», но стального клина создать не удалось. Да и вводился в бой этот «клин» в самом неблагоприятном месте. Из-за глубоких оврагов и отрогов танковые бригады рассредоточились, вводились в сражение разновременно, с задержкой и по частям. Кроме того, противник использовал эти балки как естественные противотанковые рвы. Это позволило эсэсовцам как на конвейере бить их батальоны по очереди на двух главных участках — вдоль поймы Псёла (18-й тк) и у железной дороги (29-й тк). А подавить огонь вражеской ПТО командованию корпусов было просто нечем. Хотя, если бы 678-й гап и 76-й гв. мп PC были полностью использованы для обстрела выс. 252.2 и свх. «Октябрьский» перед атакой и в ходе ее, это могло бы оказать помощь танкистам, но кардинально изменить ситуацию они были тоже не в силах.

Анализируя причины неудачи 5-й гв. ТА, следует указать на то, что организационно-штатная структура танковой армии однородного состава была еще сырой и во многом до конца не продуманной. Это касается как танковых частей и соединений, так и артиллерии и инженерных войск. Данный фактор сыграл существенную роль в ходе боевых действий под Прохоровкой.

Достойны уважения дальновидность и решительность, с которыми П.А. Ротмистров отстаивал интересы армии, готовя ее к летним боям. Понимая, что перед объединением будут поставлены задачи масштабные и значимые, он скрупулезно изучил всю оргструктуру и оценил ее с учетом своего боевого опыта. Обнаружив, что ряд позиций плохо продуман, он не пошел по пути наименьшего сопротивления — «командованию виднее», а стал добиваться улучшения штата армии. При этом, вероятно, не найдя понимания у командования БТ и MB РККА, в конце марта и начале апреля 1943 г. он написал несколько писем и шифровок И.В. Сталину и Г.М. Маленкову, в которых обоснованно указывал на ряд существенных недостатков, которые, по его мнению, могут серьезно осложнить выполнение армией поставленных задач. Особенно интересны и важны его предложения в части артиллерийского обеспечения объединения. Читая эти письма, понимаешь, что командарм уже тогда во многом предвидел ситуацию, сложившуюся утром 12 июля под Прохоровкой, когда армия, не располагая необходимым числом артсредств, была вынуждена решать сложные задачи практически одними танками, а когда неприятель выбил их на подготовленных рубежах, в бой пошла беззащитная пехота.
Просьба командарма была удовлетворена лишь частично — перед маршем к Прохоровке он получил два смешанных сап для 29-го тк и 5-го гв. Змк, а в 18-м тк их функцию выполнял 36-й гв. оттп. Что же касается основной проблемы — усиление армии гаубичной и истребительно-противотанковой артиллерией, то она так и не была решена. Предложение П.А. Ротмистрова посчитали тогда несвоевременным, ситуация с укомплектованием других танковых армий, в том числе и артсредствами, была значительно хуже, чем в 5-й гв. ТА. Лишь после того как был проанализирован печальный опыт потерь в ходе летней и осенней кампаний 1943 г., танковые армии однородного состава в 1944 г. были существенно пополнены всеми видами артиллерии, танками и переправочными [557] средствами. Но понимание необходимости исправления заведомо ошибочных решений командования БТ и MB РККА и Ставки пришло лишь после «мясорубки» под Прохоровкой и ей подобным, которых можно было избежать, имей командарм сильный артиллерийский кулак.

Курская битва обострила до передела проблему модернизации основного советского танка Т-34. И одним из генералов, которые настойчиво поднимали этот вопрос не только перед командованием РККА, но и руководством страны, был П.А. Ротмистров. Еще до окончания битвы, 20 августа 1943 г., командующий направил заместителю Наркома обороны СССР маршалу Г.К. Жукову служебную записку, в которой отмечал:
«Командуя танковыми частями с первых дней Отечественной войны, я вынужден доложить Вам, что наши танки на сегодня потеряли свое превосходство перед танками противника в броне и вооружении. Вооружение, броня и прицельность огня у немецких танков стали гораздо выше, и только исключительное мужество наших танкистов, большая насыщенность танковых частей артиллерией не дали противнику использовать до конца преимущества своих танков. Наличие мощного вооружения, сильной брони и хороших прицельных приспособлений у немецких танков ставит явно в невыгодное положение наши танки. Сильно снижается эффективность использования наших танков и увеличивается их выход из строя...
Таким образом, при столкновении с перешедшими к обороне немецкими танковыми частями мы, как общее правило, несем огромные потери в танках и успеха не имеем... На базе нашего танка Т-34 — лучшего танка в мире к началу войны, немцы в 1943 году сумели дать еще более усовершенствованный танк T-V «пантера», который, по сути дела, является копией нашего танка Т-34, по своим качествам стоит значительно выше танка Т-34, и в особенности по качеству вооружения...
Я, как ярый патриот танковых войск, прошу Вас, товарищ Маршал Советского Союза, сломать консерватизм и зазнайство наших танковых конструкторов и производственников и со всей остротой поставить вопрос о массовом выпуске уже к зиме 1943 года новых танков, превосходящих по своим боевым качествам и конструктивному оформлению ныне существующие типы немецких танков».

О действиях нашей авиации при поддержке наземных войск, особенно в районе Прохоровки, разговор особый. Командованию 2-й ВА не удалось в этот день в полной мере обеспечить прикрытие контрударной группировки двух гвардейских армий, а также нанести чувствительный урон войскам противника, оборонявшимся перед их фронтом. Мало того, 12 июля летчики генерала С.А. Красовского, особенно штурмовики, систематически наносили бомбоштурмовые удары по войскам почти всех армий, перешедших в наступление. Пушками, эрэсами и кумулятивными бомбами «илы» обрабатывали все подряд: танковые клинья 18-го и 29-го тк, прорывавшиеся к совхозу «Октябрьский», пехоту 95-й гв. сд, сдерживавшую эсэсовцев в излучине, маршевые колонны в тылу, корпусные и дивизионные КП и НП, причем одни и те же районы расположения наших войск попадали под бомбежку собственной авиации по нескольку раз в день.
С подобными проблемами сталкивалось и командование вермахта. Летчики люфтваффе бомбили свои войска, обстрелы с земли разведывательных самолетов, даже Хе-126, которые по внешнему виду не были похожи ни на один советский самолет. [564] Но количество этих ЧП в войсках противника было значительно меньше. По крайней мере данных о том, что 8-й ак бомбил по нескольку раз на дню КП 2-го тк СС или 48-го тк, нет.
Вместе с тем следует обратить внимание и еще на один немаловажный момент, который отрицательно влиял на действия нашей авиации. Старшие офицеры и генералы в горячке боя, а часто в силу неумения правильно оценить ситуацию, физические возможности летного состава, без учета динамики боя наземных частей отдавали приказ «немедленно», «сейчас же» нанести удар по определенным районам. В результате происходили те чрезвычайные происшествия, о которых говорилось выше.

Несомненный интерес для читателей и особенно исследователей представляет точка зрения противоположной стороны на события 12 июля. Процитирую итоговый доклад 4-й ТА за этот день:

«Оценка положения. Неприятель атаковал 12 июля по крайней мере частями 9 танковых и моторизованных корпусов и многими стрелковыми дивизиями нашу 4-ю ТА по всему ее фронту. Центры вражеских атак на обоих флангах — севернее Калинина и западнее Прохоровки, а также в районе Верхопенья. К тому же враг на сегодняшний день ввел 2 новых танковых корпуса в районе [565] Прохоровки (18-й тк и 29-й тк) и передвинул 10-й тк, вероятно, в район Новенькое. Все попытки врага смять фланги танковой армии были устранены в тяжелейших оборонительных боях. Частичные атаки против северного крыла 167-й пд, плацдарма дивизии «Мертвая голова», северного фронта 48-го тк, 52-й ак южнее Пены были отражены, и в настоящее время контратаки еще продолжаются для устранения местных прорывов.
В частности: правое крыло 167-й пд после перехода р. Липовый Донец во взаимодействии с левым крылом 168-й пд ведет наступление на север. Атака вражеской пехоты из Непхаево и западнее Тетеревино (южное), также поддержанная танками, против левого крыла дивизии отражена с высокими потерями для противника. Место в 2,5 км северо-западнее Рождественки (карта) было сдано превосходящим силам врага. Проводятся мероприятия по возвращению захваченной местности.
2-й тк СС в течение всего дня отражал ожесточенные атаки многочисленных танков с танковым десантом. Корпус подбил при этом 12 июля на данный момент 120 танков. Дивизия «Дас Райх» отбивала атаки против позиций у железнодорожной линии восточнее Ясной Поляны и заняла левым крылом, несмотря на яростное сопротивление противника, Сторожевое. Враг атаковал позиции дивизии «Лейбштандарт» многочисленными танками у совхоза в 3 км юго-западнее Прохоровки и высоту юго-восточнее от нее. В ожесточенном бою местные прорывы были устранены и враг отброшен. Плацдарм дивизии «Мертвая голова» у Богородицкого враг пытался раздавить мощными силами. Контратаки на северо-восток и северо-запад имели полный успех. Танковая группа в настоящее время еще ведет танковый бой на высоте в километре западнее х. Полежаев. Связывающее наступление против левого фланга южнее Ольховатский провалилось.
В район высоты в 4 км западнее Верхопенья, используемой для перегруппировки, которая была слабо укреплена, враг неожиданно прорвался с танками. 11-я тд отразила отдельные атаки с правого крыла и в центре дивизии. Танковая группа 3-й тд в настоящее время ведет бой с прорвавшимися танками врага в 4 км западнее Верхопенья. Танковый полк «Великая Германия» ведет бой в районе опушки леса в 2 км западнее Верхопенья. Правое крыло 52-го ак враг атаковал пехотой и танками на участке шириной в 20 км. Бои там еще продолжаются. По позициям 332-й пд у Чапаево прокатился враг 14 танками, мероприятия по его ликвидации проводятся. Танковые атаки на Завидовку, а также на лес западнее Коровино были отражены. Враг, [566] прорвавшийся неожиданно в Михайловку и Красный Починок, был контратакой отброшен и деревни снова заняты. Враг напал на позиции 255-й пд юго-западнее Бубны. Все атаки были отбиты. На позициях 57-й пд спокойно.
Положение в воздухе. Ограниченная деятельность воздушных сил с обеих сторон.
Передняя линия. 167-я пд: 1 км юго-западнее Гостищево — Сошенков — далее без изменений. 2-й тк СС: «Дас Райх»: северо-восточный угол х. Калинин — юго-восточный угол леса Ясной Поляны до леса южнее Сторожевое, дивизия «Лейбштандарт»: положение без изменений, дивизия «Мертвая голова»: без изменений до танковой группы на высоте западнее х. Полежаев. 48-й тк: 11т: без изменений до 1 км западнее линии фронта. Части дивизии «Великая Германия» в 1 км юго-западнее выс. 243.0–1,5 км западнее Верхопенья. 332-я пд: выс. 237.6 — западная окраина Березовки — 1,5 км северной окраины леса восточнее Чапаево — Чапаево (включительно). 52-й ак: без изменений. 332-я пд и все части, стоящие севернее Пены, подчинены 48-му тк. Разделительная линия между 48-м тк и 52-м ак — Алексеевка (52-й ак) по течению Пены до Мелового (48-й тк).
Погода: облачно, отдельные дождевые завесы. Состояние дорог на участке 2-го тк СС плохое, на участке 48-го тк для всех средств движения удовлетворительное».

Из доклада о положении соединений армии Гота на фронте вклинения следует, что главный удар силами двух свежих танковых корпусов 5-й гв. ТА был нанесен по наиболее сильному месту ее группировки, изготовившейся для продолжения наступления в северо-восточном направлении. Поэтому советским войскам и не удалось создать кризисной ситуации на ее флангах, а местные прорывы были быстро локализованы. Обращает на себя внимание, что в докладе нет ни слова о чем-то экстраординарном, типа встречного танкового побоища, в котором участвовало необычно большое количество танков.

Судя по всему, и Манштейн, и Гот ситуацию в полосе 48-го тк оценивали одинаково, расхождения были в другом. Фельдмаршал все еще рассчитывал реанимировать если не весь план «Цитадели», то как можно дольше продолжить ее первый этап — истребление русских подвижных соединений, которое к этому времени его войска, надо признать, успешно проводили. Командующий ГА «Юг» оперировал конкретными цифрами, которые свидетельствовали: на каждого убитого германского солдата приходится несколько русских, а о технике и говорить не приходилось. Минувшим днем один только корпус Хауссера вывел из строя несколько сотен танков и самоходных орудий врага, потеряв при этом на порядок меньше. Поэтому продолжить уже налаженное истребление советских резервов было крайне необходимо. Ведь как только он начнет отвод своей группы на запад, эти дивизии и корпуса будут немедленно брошены в преследование по всему фронту, и тогда эту волну остановить будет тяжелее в несколько раз, если вообще возможно.

Гот считал, что уничтожение группировки советских войск на смежных флангах его армии и группы Кемпфа — это максимум, чего можно добиться в сложившейся ситуации. Судя по высказываниям [568] Гота в последующие дни, задачу по прорыву левым крылом 2-го тк СС к Прохоровке через излучину Псёла он рассматривал лишь как этап к окружению русских у станции, и не более того. Как утверждал сам Манштейн, у него еще теплилась надежда после окружения продолжить наступление. С этой целью он выводил резервный 24-й тк к Белгороду.

Итак, после восьми суток напряженных боевых действий грандиозная битва в центре европейской части России подходила к своему логическому завершению. Авантюрный план политического и военного руководства Германии перехватить упущенную инициативу на Восточном фронте после Сталинграда и продолжить план захвата Советского Союза рухнул. Это стало очевидно даже ее автору. Формально последним днем операции «Цитадель» являлось 13 июля.

0

7

Фото.
1. Расчет 150-мм немецкой полевой гаубицы ведет огонь. (Трофейное фото).
2. Передовые подразделения 285-го стрелкового полка 183 сд ведут бой с противником. 10 июля 1943 г.
3. Расчеты ПТР 26 гв. воздушно-десантного полка 9 гв. вдд ведут бой в районе выс. 252.2 юго-западнее Прохоровки. 11 июля 1943 г.
4. Самоходные орудия дивизии СС «Дас Райх» ведут огонь по позициям 183 сд в районе Беленихино. 11 июля 1943 г. (Трофейное фото).
5. Штурмовое орудие одной из дивизий 48 тк форсирует р. Пена. (Трофейное фото).

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

Отредактировано Усталый (2009-09-07 17:08:25)

+1

8

...
1. СУ-152 1529-го самоходного артполка 5 гв. ТА в районе х. Сторожевое. 14 июля 1943 г.
2. Танки бригад 29 тк на исходных позициях в районе севернее ст. Прохоровка. Июль 1943 г.
3. Батарея шестиствольных минометов 55 минометного полка 2 тк СС ведет огонь по району восточнее свх. «Октябрьский». (Трофейное фото).
4. На огневых позициях артполка дивизии «Великая Германия». На заднем плане расчет 88 мм зенитного орудия, изготовившийся к ведению огня по танкам. (Трофейное фото).
5. Офицеры СС осматривают подбитые «тридцатьчетверки.

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

Отредактировано Усталый (2009-09-07 17:19:22)

+1

9

Добавлю ссылку на форум где народ схватился очень серьёзно по данной теме! Напряга, как и на Курской дуге!  :smoke:

http://newcontinent.ru/forum/viewtopic.php?t=702

0

10

Лучше Валерия Замулина никто эту тему на сегодняшний день не раскрыл, это факт. Считаю, что немцы, при своих ограниченных ресурсах, задачу по уничтожению наших резервов и сдерживания выхода советских войск на оперативный простор выполнили, как ни горько это признать. Наше счастье. что таки ограниченные ресурсы у фрицев были...

0


Вы здесь » AlfaModel - Моделизм. Военная техника. История. » Военная фотография » На полях под Прохоровской. Июль 1943г.


Создать форум ©