AlfaModel - Моделизм. Военная техника. История.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Ржев - 1942

Сообщений 1 страница 10 из 29

1

http://rshew-42.narod.ru/

Оттуда:

О первой Ржевско-Сычевской наступательной операции 1942 г. войск Западного и Калининского фронтов написано в военно-исторической литературе, мемуарах, казалось бы, достаточно много. Но в связи с тем, что осуществлялась эта операция параллельно с оборонительными операциями советских войск на юге, в районе Сталинграда и Кавказа, Ржевско-Сычевская операция всегда оставалась в тени последних.

Герасимова Светлана Александровна - кандидат исторических наук, научный сотрудник Тверского государственного объединенного музея.
На основе анализа устойчивых версий советского периода и новых открывшихся документов делает выводы:

       1. Территориальный размах наступательной операции войск левого крыла Калининского и правого крыла, а частично и центра Западного фронтов в августе-сентябре 1942 г. был значительно шире, чем обычно говорится. Операцию скорее можно назвать Ржевско-Гжатской, чем Ржевско-Сычевской. Ее составными частями были Ржевская - 30-я армия, Ржевско-Зубцовская - 29-я и 31-я армии, Погорело-Городищенская (как часть операции «Свердловск») - 20-я армия, Гжатская - 5-я и 33-я армии.
       2. Целью операции было не просто отвлечение сил противника с юга, а совершенно конкретная задача: нанесение ощутимого поражения войскам центральной немецкой группировки и освобождение городов Ржева, Сычевки, Гжатска.
       3. В операции участвовали войска шести общевойсковых (30-й, 29-й, 31-й, 20-й, 5-й, 33-й), двух воздушных армий, пяти корпусов (2-го гвардейского кавалерийского, 6-го и 8-го танковых, 7-го и 8-го гвардейских стрелковых). К августу 1942 г. на центральном участке советско-германского фронта, в районе ржевско-вяземского выступа, была создана мощная группировка советских войск численностью до полумиллиона человек, имевшая более 1700 танков, до 400 истребителей. Советским командованием было достигнуто превосходство над противником в живой силе в три раза, а на участках прорыва в 6-7 раз.
       4. Операция завершилась не 23 августа 1942 г., а в конце сентября 1942 года.
       5. Общие потери советских войск в операции - до 300 000 человек, а, возможно и более, что составляет 60% численности группировки Красной армии в начале операции.
       6. Операция не достигла конечных целей, а выполнила лишь некоторые задачи, в частности, отвлекла в центр советско-германского фронта большие силы противника и нанесла ему значительный урон в живой силе и технике.
       7. Причинами незавершенности операции являются как объективные, так и субъективные. К последним можно отнести скованность командования армий, корпусов к т.д., слепое выполнение приказов, безынициативность, негибкость в использовании войск, нежелание командирами всех уровней брать на себя ответственность, несогласованность, неорганизованность, зачастую неразбериха в действиях фронтовых и армейских группировок, неумение рационально и эффективно использовать имеющееся преимущество в людях и технике. Налицо была попытка достичь победы скорее числом, чем уменьем.
    К значению операции вероятно надо отнести то, что ее опыт был учтен при разработке нового "Боевого устава пехоты", введенного в действие в ноябре 1942 года.

Оттуда же:

    Немцы не сообщают итоговые цифры своих потерь в этой операции, но имеются промежуточные данные. Так, в приложениях к книге X. Гроссманна об истории 6-й пехотной дивизии указывается, что 1-22 августа дивизия потеряла 3294 человека. Можно утверждать, что потери войск группы армий «Центр» были очень большими: в общей сложности 16 немецких дивизий потеряли от 50 до 80% личного состава. Так, в книге по истории 18-го гренадерского полка 6-й пехотной дивизии события этого периода описываются под заголовками «Полковая дорога жертв», «Полк истекает кровью». Очень ощутимыми были и потери противника в танках, о чем Гальдер писал еще 13 августа.
    Готовившиеся к переброске на юг три танковые и несколько пехотных дивизий из группы армий «Центр» были задержаны. Более того, сюда были переброшены 12 немецких дивизий с других участков фронта, в том числе с юга, а в сентябре и дивизия «Великая Германия», предназначенная для отправки во Францию. К успехам можно отнести и отказ командования центральной немецкой группы армий от проведения операций на Киров и Сухиничи в первоначально запланированном варианте, а также освобождение части территории Калининской и Смоленской областей: были освобождены город Зубцов, поселок Карманово, большое число сел и деревень. Войска 30-й армии стояли в окраинных кварталах северо-восточной части Ржева. Но добиться конечной цели операции - «захват Ржева, Сычевки, Гжатска» - не удалось, что и зафиксировано в Журнале боевых действий Западного фронта за сентябрь 1942 года.

    Одной из причин неэффективного руководства войсками было слепое выполнение приказов свыше, неумение или нежелание большинства командиров всех уровней взять на себя ответственность, применить маневр, обход, гибко управлять своими частями. Соединения и части, возглавляемые такими командирами, неделями и месяцами били в одну точку, теряя людей и не добиваясь успехов. Подтверждением этого могут служить бои за д. Полунино, севернее Ржева, когда части наступавшей здесь дивизии пытались овладеть ею, атакуя с севера, почти двадцать дней. Когда был назначен новый командир дивизии, лично изучивший другие пути подхода к деревне, деревня была освобождена в ходе жестокого, но всего лишь двухчасового боя при наступлении с юга и с севера. Позднее на совещании у командующего фронтом этого комдива еще пытались и критиковать за неправильное использование танков. Соседняя дивизия штурмовала д. Галахово южнее Полунино с 5 по 26 августа ежедневно. Как результат, в братской могиле в д. Полунино лежат останки более 10 000 советских воинов, 11 500 человек на Московской Горе в г. Зубцове.
    Но управление войсками в армиях и ниже но многом зависело от методов деятельности фронтовых штабов, да и Генерального штаба. Можно, например, выразить удивление тем, что мощная группировка войск, созданная к августу 1942 г. на центральном участке советско-германского фронта, была распылена, действовала по трем разным направлениям: ржевском, сычевском, гжатском «в лоб» против мощной, глубоко эшелонированной обороны противника. Некоторые армии действовали также в разных направлениях: 29-я - на север, к Ржеву, и на юг, к Зубцову, 5-я армия - на север, на Карманово, и на юг, к Гжатску. Фронты и армии вводились в операцию разновременно, тем самым утрачивалась внезапность выступлений на разных участках фронта. На ряде участков фронта (33-я армия) противник успел вывести из-под артиллерийского удара основную массу людей и техники.

+1

2

Ржевский выступ. Сычевка. Ежегодная вахта по весне. Поисковики поднимают наших неприбранных бойцов. Опознанные хоронятся в отдельных гробах. Иногда на малой родине - если есть кому забирать. Неопознанные - взводами в один гроб... Несколько сотен поднятых за сезон. Работы на сотни лет...

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

+1

3

Александр Трифонович Твардовский. Я убит подо Ржевом

             Я убит подо Ржевом,
             В безыменном болоте,
             В пятой роте, на левом,
             При жестоком налете.
             Я не слышал разрыва,
             Я не видел той вспышки,--
             Точно в пропасть с обрыва --
             И ни дна ни покрышки.
             И во всем этом мире,
             До конца его дней,
             Ни петлички, ни лычки
             С гимнастерки моей.
             Я -- где корни слепые
             Ищут корма во тьме;
             Я -- где с облачком пыли
             Ходит рожь на холме;
             Я -- где крик петушиный
             На заре по росе;
             Я -- где ваши машины
             Воздух рвут на шоссе;
             Где травинку к травинке
             Речка травы прядет, --
             Там, куда на поминки
             Даже мать не придет.

             Подсчитайте, живые,
             Сколько сроку назад
             Был на фронте впервые
             Назван вдруг Сталинград.
             Фронт горел, не стихая,
             Как на теле рубец.
             Я убит и не знаю,
             Наш ли Ржев наконец?
             Удержались ли наши
             Там, на Среднем Дону?..
             Этот месяц был страшен,
             Было все на кону.
             Неужели до осени
             Был за ним уже Дон
             И хотя бы колесами
             К Волге вырвался он?
             Нет, неправда. Задачи
             Той не выиграл враг!
             Нет же, нет! А иначе
             Даже мертвому -- как?
             И у мертвых, безгласных,
             Есть отрада одна:
             Мы за родину пали,
             Но она -- спасена.
             Наши очи померкли,
             Пламень сердца погас,
             На земле на поверке
             Выкликают не нас.
             Нам свои боевые
             Не носить ордена.
             Вам -- все это, живые.
             Нам -- отрада одна:
             Что недаром боролись
             Мы за родину-мать.
             Пусть не слышен наш голос, --
             Вы должны его знать.
             Вы должны были, братья,
             Устоять, как стена,
             Ибо мертвых проклятье --
             Эта кара страшна.
             Это грозное право
             Нам навеки дано, --
             И за нами оно --
             Это горькое право.
             Летом, в сорок втором,
             Я зарыт без могилы.
             Всем, что было потом,
             Смерть меня обделила.
             Всем, что, может, давно
             Вам привычно и ясно,
             Но да будет оно
             С нашей верой согласно.

             Братья, может быть, вы
             И не Дон потеряли,
             И в тылу у Москвы
             За нее умирали.
             И в заволжской дали
             Спешно рыли окопы,
             И с боями дошли
             До предела Европы.
             Нам достаточно знать,
             Что была, несомненно,
             Та последняя пядь
             На дороге военной.
             Та последняя пядь,
             Что уж если оставить,
             То шагнувшую вспять
             Ногу некуда ставить.
             Та черта глубины,
             За которой вставало
             Из-за вашей спины
             Пламя кузниц Урала.
             И врага обратили
             Вы на запад, назад.
             Может быть, побратимы,
             И Смоленск уже взят?
             И врага вы громите
             На ином рубеже,
             Может быть, вы к границе
             Подступили уже!
             Может быть... Да исполнится
             Слово клятвы святой! --
             Ведь Берлин, если помните,
             Назван был под Москвой.
             Братья, ныне поправшие
             Крепость вражьей земли,
             Если б мертвые, павшие
             Хоть бы плакать могли!
             Если б залпы победные
             Нас, немых и глухих,
             Нас, что вечности преданы,
             Воскрешали на миг, --
             О, товарищи верные,
             Лишь тогда б на воине
             Ваше счастье безмерное
             Вы постигли вполне.
             В нем, том счастье, бесспорная
             Наша кровная часть,
             Наша, смертью оборванная,
             Вера, ненависть, страсть.
             Наше все! Не слукавили
             Мы в суровой борьбе,
             Все отдав, не оставили
             Ничего при себе.

             Все на вас перечислено
             Навсегда, не на срок.
             И живым не в упрек
             Этот голос ваш мыслимый.
             Братья, в этой войне
             Мы различья не знали:
             Те, что живы, что пали, --
             Были мы наравне.
             И никто перед нами
             Из живых не в долгу,
             Кто из рук наших знамя
             Подхватил на бегу,
             Чтоб за дело святое,
             За Советскую власть
             Так же, может быть, точно
             Шагом дальше упасть.
             Я убит подо Ржевом,
             Тот еще под Москвой.
             Где-то, воины, где вы,
             Кто остался живой?
             В городах миллионных,
             В селах, дома в семье?
             В боевых гарнизонах
             На не нашей земле?
             Ах, своя ли. чужая,
             Вся в цветах иль в снегу...
             Я вам жизнь завещаю, --
             Что я больше могу?
             Завещаю в той жизни
             Вам счастливыми быть
             И родимой отчизне
             С честью дальше служить.
             Горевать -- горделиво,
             Не клонясь головой,
             Ликовать -- не хвастливо
             В час победы самой.
             И беречь ее свято,
             Братья, счастье свое --
             В память воина-брата,
             Что погиб за нее.

+1

4

Ржев

Одной из узловых точек советско-германского фронта с октября 1941 по март 1943 был небольшой русский город Ржев, примерно в 200 км к западу от Москвы. До войны в нем проживало около 50 тысяч, да и сейчас там всего лишь около 70 тысяч жителей. Ржев примечателен пожалуй лишь тем, что с него начиналось судоходство по Волге. Тем не менее, единственный выезд, совершенный Сталиным во время войны в сторону фронта, был именно в район Ржева (в августе 1943). И Черчилль лично поздравил Сталина в марте 1943 со взятием этого городка - как он писал - "мне известно, какое большое значение Вы придаете освобождению этого пункта".
В труде "Советские потери" под редакцией генерал-полковника Кривошеева (Лондон, 1997 – перевод первого издания) называются 3 ржевские битвы - наступательные операции Красной Армии в январе-апреле 1942, в июле-августе 1942, в марте 1943. Первая операция названа стратегической, остальные две - фронтовыми.
Американский историк полковник Гланц в книге "Когда титаны сталкиваются" (Канзас, 1995) называет 4 ржевские битвы - добавляя наступательную операцию в ноябре-декабре 1942.
Немецкий генерал Гроссман в воспоминаниях "Ржев - краеугольный камень Восточного фронта" (Ржев, 1996) пишет о 6 ржевских сражениях. Первым он называет взятие Ржева немцами в октябре 1941 (согласно советской историографии - в начале Калининской оборонительной операции), второе ограничивает январем-февралем 1942, третье - немецкое наступление в первой половине июля 1942, четвертое сражение - с конца июля по октябрь 1942, пятое - ноябрь-декабрь 1942 и шестое - март 1943.
Однако и в советских источниках нет единомыслия. Так, в "Великой Отечественной войне 1941-1945" (Москва, 1990) говорится о неудачном завершении 7 января 1942 Калининской наступательной операции - 22-й, 29-й и 39-й советским армиям не удалось взять Ржев, что они пытались сделать с 24 декабря 1941.
* * *
Первая Ржевско-Вяземская наступательная операция Красной Армии проводилась сразу же после Московской операции - в рамках общего советского наступления почти на всем протяжении линии фронта.
Основной удар должны были нанести Калининский и Западный фронты по немецкой группе армий "Центр". По директиве Ставки Верховного Главнокомандования от 7 января 1942 года, войска этих двух фронтов должны были окружить Можайско-Гжатско-Вяземскую группировку немцев (9-ю и 4-ю танковую армии).
Для содействия Калининскому и Западному фронтам одновременно наносили удары и соседние с ними Северо-Западный и Брянский фронты.
К началу Ржевско-Вяземской операции было привлечено 67 стрелковых дивизий и 26 стрелковых бригад, 1 танковая дивизия и 20 танковых бригад, 17 кавалерийских дивизий – общей численностью 1 млн 59 тыс. человек.
Операция началась 8 января 1942 года. Войска Калининского фронта генерал-полковника Конева – пять армий и кавалерийский корпус – наступали западнее Ржева и Сычевки на Вязьму. Левое крыло Западного фронта генерала армии Жукова – три армии и кавалерийская группа Белова – ударили юго-западнее Юхнова и продвигались на соединение с Калининским фронтом. Правое крыло Западного фронта – пять армий – прорывало немецкую оборону в районе Волоколамска и Гжатска, а также через Можайск  в направлении Вязьмы.
В первые дни операции 39-я, 29-я армии и 11-й кавалерийский корпус Калининского фронта успешно прошли в тыл немецких войск с севера, а кавалерийская группа Белова и 33-я армия Западного фронта – с юго-востока. Предполагалось соединение этих сил в районе Вязьмы.
Немецкие 9-я и 4-я танковая армии были уже почти окружены. Их снабжение осуществлялось только по железной дороге Смоленск-Вязьма-Ржев, которой советские войска угрожали и с севера, и с юга. Если бы эта дорога была перерезана между Смоленском и Вязьмой, то судьба этих двух немецких армий была бы решена.
Однако немцам удалось закрыть бреши после прорыва в направлении Вязьмы советских соединений, и отрезать их от основных сил своих фронтов.  В конце января в полном окружении оказались 33-я армия и кавгруппа Белова. В помощь им был сброшен 4-й воздушно-десантный корпус, но это не исправило положения.
В середине января на правом фланге Западного фронта 20-й и 1-й Ударной армиям, усиленным кавкорпусом и лыжными батальонами, удалось продвинуться на 50-70 километров. Ставка Верховного Главнокомандования сочла, что наступление на этом участке идет успешно, и передала 1-я Ударную армию Северо-Западному фронту. В итоге 20-я армия не смогла развить наступление.
29 января Жуков доложил Сталину о тяжелых потерях Западного фронта и недостаточных пополнениях:
"Большинство дивизий и стрелковых бригад сейчас настолько обескровлены, что не представляют никакой ударной силы. Многие дивизии имеют по 200-300 штыков, а стрелковые бригады и стрелковые полки по 50-100 штыков".
В начале февраля наступательные действия Калининского и Западного фронтов застопорились. Помимо 33-й армии и кавгруппы Белова, в полном окружении оказалась и 29-я армия.
16 февраля Ставка Верховного Главнокомандования вновь приказала Западному и Калининскому фронтам разгромить Ржевско-Вяземско-Юхновскую и Брянскую группировки немцев. Срок выполнения задачи был назначен на 5 марта.
К концу февраля удалось выйти из окружения 29-й армии. В ее составе к тому времени осталось 5.200 человек, в том числе 800 раненых.
К 5 марта советские войска смогли занять город Юхнов, но ни окружить немецкую группировку, ни хотя бы деблокировать 33-ю армию и другие окруженные части, не удалось.
20 марта Ставка Верховного Главнокомандования выпустила очередную директиву – на этот раз об ускорении разгрома Ржевско-Вяземско-Гжатской группировки противника. Срок выполнения задачи – не позднее 20 апреля.
Калининский и Западный фронты вновь, как и в феврале, были усилены стрелковыми дивизиями, танковыми бригадами, авиацией.
Очередная попытка окружить и уничтожить немецкую группировку не достигла успеха. 20 апреля 1942 года Ставка Верховного Главнокомандования приказала Калининскому и Западному фронтам перейти к обороне.
39-я армия и 11-й кавалерийский корпус Калининского фронта, 33-я армия, 1-й гвардейский кавалерийский корпус и 4-й воздушно-десантный корпус Западного фронта остались в окружении.
Безвозвратные потери советских войск в ходе первой Ржевско-Вяземской наступательной операции составили 272 тыс. человек, санитарные потери – 505 тыс.
* * *
30 июля 1942 началась первая Ржевско-Сычевская наступательная операция - против пяти корпусов 9-й немецкой армии пошли 29-я (вновь сформированная) и 30-я армии Калининского фронта и 20-я и 31-я армии Западного фронта (по Кривошееву - 345 тыс. личного состава в начале операции).
Как пишет Гроссман: "они должны были стремительно разбить 9-ю армию и затем ударом на Вязьму и Смоленск разгромить группу армий "Центр".
Однако и на этот раз цель не была достигнута. Советские потери по данным Кривошеева составили: безвозвратно – 51 тыс., санитарные – 142 тыс. Но, как говорится в "Великой Отечественной войне 1941-1945" - советские войска вынудили противника перебросить в район операции 12 дивизий с других участков советско-германского фронта (в том числе с юга - с Кавказско-Сталинградского направления).
Немецкие войска понесли весьма большие потери. Так, по словам Гроссмана, в результате боев с 31 июля по 9 августа 1942 в одном из пехотных батальонов в строю осталось лишь 1 офицер и 22 солдата. В другом батальоне 28 августа в строю оставалось только 1 офицер и 12 солдат.
* * *
Как пишет Гроссман - осенью 1942 позиции 9-й армии генерал-полковника Моделя вызывающе выдавались вглубь территории противника и напрашивались на удары с трех направлений. В ноябре 1942 была предпринята третья попытка советского наступления – вторая Ржевско-Сычевская операция, известная также как операция "Марс".
Полковник Гланц считает, что эта операция одновременно со Сталинградской операцией по замыслу советского командования должна была переломить ход всей войны.
Немецкая 9-я армия занимала выступ с вершиной возле Ржева, глубиной порядка 100 км и с шириной основания около150 км. По советским данным, в этой армии было 19 дивизий, в том числе две танковые и одна моторизованная. Общая численность армии – 140 тыс. человек, 1900 орудий и минометов, 125 танков. Однако почти сразу после начала советского наступления немцы оперативно подтянули резервы – три танковые дивизии, моторизованную и кавалерийскую.
Немцам противостояли 6 армий и несколько корпусов Калининского и Западного фронтов - 46 дивизий, 16 стрелковых и 32 танковые бригады, 6 отдельных танковых полков и несколько десятков отдельных артиллерийских и минометных полков. Общая численность советских войск – 545 тыс. человек, почти 11 тысяч орудий и минометов, более 1300 танков.
На направлениях главных ударов преимущество советских войск по личному составу было 4:1, по танкам – 10:1.
По плану операции советские войска должны были встречными ударами с запада и востока по основанию выступа осуществить окружение частей немецкой 9-й армии и затем уничтожить их. В результате был бы ликвидирован стратегически важный немецкий плацдарм, угрожавшей Москве.
Наступление началось утром 25 ноября – с запада основной удар наносила 41-я армия, с приданным 1-м мехкорпусом. Севернее наступали 22-я армия с 3-м мехкорпусом и 39-я армия. С востока основной удар наносила 20-я армия, усиленная 6-м танковым корпусом и 2-м гвардейским кавалерийским корпусом. Севернее наступала 31-я армия.
Удар в первый день наступления 41-й армии был довольно успешным. Наступая на восьмикилометровом участке фронта, армия продвинулась на 6 км. За 6 дней боев она пробилась на глубину 20-25 км, но после этого была вынуждена перейти к обороне.
Затем немцы двумя танковыми дивизиями ударили по правому флангу 41-й армии и отрезали части 1-го мехкорпуса и 6-го стрелкового корпуса, которые более двух недель были вынуждены воевать в окружении. Только к 16 декабря остатки двух корпусов смогли пробиться к своим, потеряв две трети личного состава, все танки и тяжелое вооружение.
Наступление 22-й армии успеха не достигло, хотя 3-й мехкорпус за 10 дней боев сумел вклиниться на 18 км вглубь позиций немцев. Однако корпус понес тяжелые потери и был вынужден перейти к обороне.
39-я армия сумела за 4 дня боев продвинуться на 12 км, дальнейших успехов добиться не удалось.
Таким образом, армии Калининского фронта достигли местных успехов, но полностью задачу выполнить не смогли.
Хуже обстояли дела с наступлением армий Западного фронта. 31-я армия не смогла прорвать оборону немцев, а 20-й армии, действовавшей на главном направлении, удалось сделать это только после привлечения резервов фронта. В результате удалось пробиться на восьмикилометровом участке фронта на глубину 6 км.
Однако и здесь немцы успешно нанесли фланговый удар и отсекли 2-й гвардейский кавалерийский корпус, а также остановили наступление 20-й армии.
В первых числах декабря в полосе 20-й армии были введены в действие еще 4 дивизии, однако ни расширить прорыв, ни деблокировать кавкорпус не удалось.
3 декабря в операции была задействована 30-я армия Западного фронта, однако за 5 дней боев ей удалось захватить лишь первые две траншеи обороны немцев.
8 декабря Ставка Верховного Главнокомандования приказала Калининскому и Западному фронтам продолжать наступление. Западному фронту дали 5-й танковый корпус и 4 стрелковые дивизии, Калининский фронт подкреплений не получил.
11 декабря советские войска предприняли новое наступление, но десятидневные бои закончились безрезультатно.
20 декабря войска Калининского и Западного фронтов перешли к обороне.
За 25 дней боев войска двух фронтов потеряли по официальным советским данным безвозвратно 70 тыс. человек, санитарные потери составили 145 тыс. Было потеряно 1.366 танков.
Относительно немецких потерь могу дать только оценочную цифру, основанную на потерях отдельных немецких дивизий – примерно 40 тыс. убитых, пропавших и раненых.
По мнению маршала Жукова, которое изложено в его мемуарах, основными причинами неудачи этой операции были сложный рельеф местности и недостаточное количество советских танков и артиллерии, а также быстрая переброска немцами своих резервов.
Относительно рельефа – Жуков сетовал, что немцы строили свою оборону на обратных скатах высот, что затрудняло обстрел ее советской артиллерией.
Насчет необходимого для советского наступления количества танков и артиллерии маршал ничего конкретного не сказал, но видимо пяти- или десятикратный перевес над немцами - по его мнению – был недостаточен.
О переброске немцами резервов Жуков написал, что советское командование этого просто не ожидало:
"немецкое командование вопреки нашим расчетам значительно усилило здесь свои войска, перебросив их с других фронтов".
Кстати – это высказывание маршала Жукова сводит на нет нынешние весьма упорные утверждения многих российских историков о том, что целью второй Ржевско-Сычевской операции было отвлечение сил немцев от Сталинграда.
* * *
2 марта 1943, как утверждает Гроссман, немцы начали отходить из ржевского выступа, поскольку Гитлер согласился на сокращение линии фронта и высвобождение более десятка дивизий (12 немецких дивизий были направлены оттуда на Курское направление - по "ВОВ 1941-1945").
Одновременно началась вторая Ржевско-Вяземская операция - наступление 12 советских общевойсковых армий двух фронтов (876 тыс. личного состава в начале операции) - против 6 немецких корпусов. 31 марта 1943 выступ был ликвидирован. Советские потери в этой операции по Кривошееву составили 39 тыс. человек безвозвратно и 100 тыс. санитарными.

Источник - http://www.volk59.narod.ru/

+2

5

Я по наколочке камрада Инока заинтересовался работами Дэвида Гланца. Вот на днях прочел его книгу - "Крупнейшее поражение Жукова. Катастрофа Красной Армии в Операции Марс 1942 г." Хожу под впечатлением...
В милитари лаб скачал. Подан материал по-американски. Правда неплохое предисловие А.Исаева помогает правильно переварить отдельные подстрочники Дэвида. Вот читал и осознавал, как в 42 году было далеко до 45!!! Как медленно выбивали мы гадов с нашей земли!!!
Усталый, спасибо за фотки.  :cool:

+1

6

Усталый написал(а):

Ржевский выступ. Сычевка. Ежегодная вахта по весне.

Камрады. 28 числа еду под Ельню. На неделю. Фоторепортаж приложу.

0

7

Друже, бери с собой лопату....Там есть что покопать!

увеличить

0

8

Калашников написал(а):

Друже, бери с собой лопату....Там есть что покопать!

Угу... В преддверии Дня Победы начинается нездоровый ажиотаж...

Робяты, звиняйте конечно... но что-то я никогда не понимал эту страсть к раскапыванию боевых захоронений... Зачем тревожить останки?.. По-моему под красивым лозунгом "Никто не забыт, ничто не забыто" зачастую скрывается нездоровое любопытство, страсть к мародёрству и латентная некрофилия...

Чтобы как-то отметить свою благодарность геройским предкам, достаточно поставить мемориал... Вовсе нет необходимости перебирать кости и раскладывать их по ящикам...

Отредактировано phucker (2010-04-21 07:21:26)

0

9

phucker написал(а):

Робяты, звиняйте конечно... но что-то я никогда не понимал эту страсть к раскапыванию боевых захоронений...

Не о том речь, тов. phucker. Я имел в виду поиски экспонатов для музея.  :flirt:

0

10

phucker написал(а):

Чтобы как-то отметить свою благодарность геройским предкам, достаточно поставить мемориал... Вовсе нет необходимости перебирать кости и раскладывать их по ящикам...

ИМХО. Поднимать надо. Одни лежат сваленные кучей в санитарных захоронениях. Другие прямо в окопах, иногда вперемешку с немцами. В отчетах потерь дивизий боев под Ельней (откуда пошла советская гвардия) в основном пропавшие без вести. А в тех боях почитай все должны быть с медальонами.
Лично у меня дед в 43 пропал. До этого и в окружении бывал и в госпитале... а пропал и х.з. где...
Мемориалы ставить надо. Кто против. Но если есть возможность перезахоронить с почетом - тоже надо. Я сам не поисковик. Но если б деда подняли был бы сильно благодарен.

phucker написал(а):

В преддверии Дня Победы начинается нездоровый ажиотаж...

Это не связано с Днем Победы. По весне каждый год поисковики начинают сезон. Мероприятия плановые на весну-лето-осень, начиная со средней полосы и к Заполярью...
Копатели я так понимаю люди разные. Всяк человек не без корысти... И пожарные могут прибрать то что не сгорело... И повар ресторанный несет домой то что не доложил в твою тарелку... Так что я бы огульно на поисковом движении крест не ставил... Скажу больше. Я за государственную программу перезахоранения останков погибших солдат.
Ну еще конечно есть чисто копатели трофеев. Кладоискательство - профессия древняя...
Ну да пусть Усталый сам расскажет чего там у них за дела...

+1



Создать форум ©