AlfaModel - Моделизм. Военная техника. История.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » AlfaModel - Моделизм. Военная техника. История. » Послевоенный период » СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКОЕ ВОЕННО-МОРСКОЕ СОПЕРНИЧЕСТВО: 1950-е - 1980-е гг


СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКОЕ ВОЕННО-МОРСКОЕ СОПЕРНИЧЕСТВО: 1950-е - 1980-е гг

Сообщений 21 страница 30 из 30

21

Продолжение темы.

В конце 1950-х годов в СССР развернулись работы по формированию облика атомных подводных лодок 2-го поколения, предназначенных для крупносерийного производства и призванных решать различные боевые задачи, одной из которых традиционно являлась борьба с авианосцами, а также другими крупными кораблями противника.
     После рассмотрения ряда предложений конструкторских бюро техническое задание на разработку относительно простой и дешёвой атомной подводной лодки проекта 670 (шифр «Скат»), оптимизированной для борьбы с надводными целями, было выдано горьковскому СКБ-112 (с 1974 г. ЦКБ «Лазурит») в мае 1960 г. Этот молодой конструкторский коллектив, образованный в 1953 году при заводе «Красное Сормово», ранее занимался работами по дизель-электрическим лодкам пр.613 (в частности, готовил документацию по этим кораблям, предназначенную для передачи Китаю), поэтому создание первого атомохода стало для СКБ серьёзным испытанием. Главным конструктором проекта был назначен В.П. Воробьев, главным наблюдающим от ВМФ – Б.Р. Мастушкин.
     Основным отличием нового корабля от ПЛАРК первого поколения (пр.659 и пр.675) являлось оснащение его противокорабельным ракетным комплексом «Аметист» с подводным стартом (головной разработчик – ОКБ-52). Правительственное постановление о создании этого комплекса вышло 1 апреля 1959 г.
     Одной из наиболее сложных проблем при разработке проекта новой ПЛАРК, серийное строительство которой предполагалось организовать в г. Горьком, в самом центре России, на удалении более тысячи километров от ближайшего моря, было удержание размеров и водоизмещения корабля в пределах, допускающих его транспортировку по внутренним водным путям.
     В результате конструкторам пришлось принимать (и «пробивать» у заказчика) ряд нетрадиционных для нашего флота технических решений, противоречивших «Правилам проектирования подводных лодок». В частности, было решено перейти на одновальную схему, а также пожертвовать обеспечением надводной плавучести при затоплении любого из водонепроницаемых отсеков. Все это позволило уложиться в рамках эскизного проекта в нормальное водоизмещение 2400 т (впрочем, в процессе дальнейшего проектирования этот параметр всё же увеличился, превысив 3000 т).
   В 1959 году в ОКБ-52 был разработан эскизный проект ракетного комплекса «Аметист». В отличие от «челомеевских» ПКР первого поколения П-6 и П-35, где использовался ТРД, на ракете с подводным стартом было решено применить твердотопливный ракетный двигатель, что существенно ограничило максимальную дальность стрельбы. Однако другого решения в то время просто не существовало, так как на технологическом уровне конца 1950-х годов не представлялось возможным создать систему запуска воздушно-реактивного двигателя в полете, после старта ракеты. Испытания ПКР «Аметист» начались в 1961 году.
     Утверждение технического проекта нового атомохода состоялось в июле 1963 г. ПЛАРК пр.670 имела двухкорпусную архитектуру с веретенообразными обводами лёгкого корпуса, имеющего в носовой части эллиптическое сечение, обусловленное размещением ракетного вооружения.
     Применение крупногабаритных гидроакустических систем, а также стремление обеспечить им максимально возможные углы обзора в кормовых секторах, вызвали «притупление» носовых обводов. По этим же причинам часть приборов пришлось разместить в верхней части носовой оконечности лёгкого корпуса. Передние горизонтальные рули (впервые в практике отечественного подводного кораблестроения) были сдвинуты к средней части лодки.
     Прочный корпус корабля был выполнен из стали АК-29. В носовой оконечности на протяжении 21 м он имел своеобразную форму «тройной восьмерки», образованной цилиндрами относительно малого диаметра, что было обусловлено необходимостью размещения в лёгком корпусе ракетных контейнеров. Корпус делился на семь водонепроницаемых отсеков:

http://img45.imagevenue.com/loc1164/th_66908_670_17_122_1164lo.jpg  http://img245.imagevenue.com/loc359/th_66909_670_30_122_359lo.jpg  http://img170.imagevenue.com/loc351/th_66910_670_31_122_351lo.jpg

Ракетное вооружение ПЛАРК пр.670 – восемь ПКР «Аметист» – располагалось в контейнерных пусковых установках СМ-97, размещённых побортно в передней части корабля вне прочного корпуса под углом 32,5° к горизонту. Твердотопливная ракета П-70 (4К-66, по кодировке НАТО – SS-N-7 «Starbright») стартовой массой 2900 кг имела максимальную дальность стрельбы 80 км и скорость 1160 км/ч. Она была выполнена по нормальной аэродинамической схеме и имела складное крыло, автоматически раскрывающееся после старта. Полёт проходил на относительно малой высоте (50…60 м), что затрудняло перехват ракеты средствами ПВО кораблей противника. Радиолокационная система самонаведения ПКР обеспечивала автоматический выбор наиболее крупной цели в ордере (т.е. цели, имеющей наибольшую отражающую поверхность). В типовой боекомплект лодки входили две ракеты, оснащенные ядерными боеприпасами (мощностью 1 кт), а также шесть ракет с обычными БЧ массой порядка 1000 кг. Стрельба ПКР могла выполняться двумя четырёхракетными залпами с глубины до 30 м при скорости лодки не более 5,5 узлов и волнении моря до 5 баллов. Одним из существенных недостатков ракеты П-70 «Аметист» был сильный дымный след, оставляемый РДТТ, который демаскировал лодку во время пуска ПКР.
     Торпедное вооружение лодки пр.670 размещалось в носовой части и включало четыре 533-мм торпедных аппарата с боекомплектом из 12 торпед 53-65К, САЭТ-60М или СЭТ-65, а также два 400-мм ТА (четыре торпеды СЭТ-40 или МГТ-2). Вместо торпед лодка могла брать на борт до 26 мин. Кроме того, в торпедный боекомплект входили и ложные цели «Анабар». Управление торпедной стрельбой осуществлялось системой ПУС «Ладога-П-670».
     На Западе кораблям пр.670 было присвоено обозначение «Charlie class». Следует заметить, что появление новых ракетоносцев в составе советского флота заметно усложнило жизнь американским авианосным соединениям. Обладая меньшей шумностью, чем их предшественники – ПЛАРК пр.670 были значительно менее уязвимы от противолодочных средств противника, а подводный старт ракет делал применение их «главного калибра» значительно более эффективным. Относительно низкая дальность стрельбы комплексом «Аметист» требовала сближения с целью на дальность 60–70 км. Однако это имело и свои плюсы: малое подлётное время трансзвуковых маловысотных ракет делало организацию противодействия их удару из-под воды с «кинжальной» дистанции весьма проблематичным.

С 1967 по 1973 гг. на ССЗ «Красное Сормово» в Горьком (ныне Нижний Новгород) было построено 11 ПЛАРК проекта 670. После транспортировки в специальном доке по Волге, Мариинской водной системе и Беломоро-Балтийскому каналу, лодки переводились в Северодвинск, где осуществлялась их окончательная достройка, испытания и сдача заказчику. Следует заметить, что на начальных этапах реализации программы рассматривался вариант сдачи ПЛАРК пр.670 и на Чёрном море, но он был отвергнут, в первую очередь, по геополитическим соображениям (пресловутая проблема черноморских проливов).

С 1973 по 1980 гг. на том же заводе в Горьком были построены ещё 6 лодок модернизированного проекта 670-М.

Одним из основных районов, где несли боевую службу корабли пр.670, являлось Средиземное море. В 1970-80-х годах там тесно переплелись интересы двух сверхдержав – СССР и США. Главной целью советских ракетоносцев были боевые корабли 6-го американского флота. Следует признать, что географические условия Средиземноморья делали лодки пр.670 наиболее грозным оружием на данном театре. Их присутствие вызывало вполне обоснованное беспокойство американского командования, не имевшего в своем распоряжении сколько-нибудь надёжных средств противодействия этой угрозе. Эффектной демонстрацией боевых возможностей советских субмарин стали ракетные стрельбы по мишени, проведённые в Средиземном море в мае 1972 г. лодкой К-313.
Все тихоокеанские корабли пр.670 вошли в состав 10-й дивизии 2-й флотилии ПЛ. Их основной задачей являлось слежение (а при получении соответствующего приказа – и уничтожение) американских авианосцев. В частности, К-201 в декабре 1980 г. осуществляла длительное слежение за авианосной ударной группой, возглавляемой авианосцем «Coral Sea» (за что была удостоена благодарности Главкома ВМФ). Из-за нехватки на ТОФ противолодочных подводных ПЛА ПЛАРК пр.670 привлекались и для решения задач по поиску американских подводных лодок.

Продолжение следует.

+2

22

Среди, казалось бы, одинаковых кораблей любого проекта есть как “баловни судьбы”, так и “невезучие”.

Менее всего, пожалуй, повезло К-429. 24 июня 1983 г. в результате ошибочных действий экипажа она затонула на глубине 39 м на полигоне боевой подготовки в бухте Саранная (вблизи берегов Камчатки). При этом погибло 16 человек. 9 августа 1983 г. лодка была поднята (сама операция по подъему тоже не обошлась без происшествий. Были “дополнительно” затоплены еще четыре отсека, что значительно усложнило проведение работ). Восстановительный ремонт, обошедшийся казне в 300 млн. рублей, завершился в начале сентября 1985 г., однако через несколько дней, 13 сентября, в результате грубых нарушений требований живучести, несчастливый корабль вновь затонул у стенки СРЗ в Большом Камне. В 1987 г. так и не введенная в строй лодка была исключена из состава флота и переоборудована в учебно-тренировочную станцию УТС-130, базирующуюся на Камчатке и использующуюся до настоящего времени.

К другим наиболее крупным неприятностям, случившимися с кораблями 670-го проекта за время их службы (и, что особо следует отметить, не приведшим к гибели людей), можно отнести:
- затопление трюма 2-го отсека К-313 при стоянке на базе в августе 1970 г.;
- частичное затопление трех отсеков через систему вентиляции при нахождении в подводном положении К-313 8 августа 1971 г.;
- столкновение К-320 и К-131 в Мотовском заливе 19 января 1972 г.;
- касание дна в Мотовском заливе К-302 в июне 1972 г.;
- частичное затопление реакторного отсека на К-320 в 1973 г.;
- частичное затопление реакторного отсека на К-429 в марте 1973 г.;
- пожар в кабельной трассе турбинного отсека на К-325 22 декабря 1973 г.;
- касание дна на глубине 130 м К-302 в феврале 1974 г.;
- ракетное попадание во время ракетных стрельб К-25 в буксир в мае 1974 г.;
- разрушение балластной цистерны № 13 при продувании на К-429 в 1975 г.
- попадание в японские рыболовные сети у Камчатки 8 октября 1977 г. К-201.
- столкновение К-313 и МПК-90 в Западной Лице 19 декабря 1978 г.;
- пожар в силовой сети от короткого замыкания на К-302 в апреле 1979г.;
- замасливание системы ВВД на К-325 в январе 1980 г.;
- столкновение К-43 с К-184, произошедшее на ТОФе 20 марта 1981 г. (“Скат” получила повреждения легкого корпуса);
- авария системы ВВД на К-121 в августе 1984 г.;
- касание грунта К-121 в Авачинском заливе 1 марта 1987 г.

В процентном отношении аварийность лодок пр. 670(М) достаточно высокая, но были случаи и более трагические с кораблями советского флота... Разговор об этом будет позже.

+1

23

Спасибо, дорогой друг за интересный рассказ.

Калашников написал(а):

Менее всего, пожалуй, повезло К-429... В 1987 г. так и не введенная в строй лодка была исключена из состава флота и переоборудована в учебно-тренировочную станцию УТС-130, базирующуюся на Камчатке и использующуюся до настоящего времени.

:crazyfun:
Я с этой красоткой, уже переделанной в УТСку имел интимное общение в 89 году, будучи бравым лейтенантом.  :rofl:  Не рассказывал?   Стояла эта УТСка в Сельдевой бухте, на территории СРЗ, напротив через бухту Крашенинникова от нашей базы. Там мы эпизодически повышали мастерство в борьбе за живучесть корабля. Отрабатывали мы выход через торпедный аппарат и свободное всплытие. Я во второй партии. Стоим у горловины приемной рубки, под нами  бассейн, там на глубине нескольких метров должна отвориться передняя крышка  торпедного аппарата, через которую должны выйти и всплыть ребята из первой партии. Мы их принимаем, помогаем разоблачиться, сами влезаем в снаряжение, включаемся в ИДА-59, заползаем в сухой аппарат, задраиваем крышку, до половины заполняем ТА водой, давление в аппарате уравнивается с забортным (по показанию манометра ТА!!!), передняя крышка открывается и мы выходим... очень простое упражнение))). Это так должно было быть. Стоим, ждем всплывающих. Вдруг вода в бассейне рубки начинает стремительно ползти вверх, как вскипающее молоко, мы где-то метра на два возвышались над уровнем... Народ кто был - с рубки сдулся. Сдулся бы и я, но как принимающий стоял дальше всех от выхода, ну и с ручника снялся поздно  :dontknow:  Короче. Давление в ТА дали на 3 кг больше, чем за бортом. Когда крышку открыли, пузырь всю эту массу воды из бассейна выкинул в рубку... меня волна догнала у выхода, повис на поручне, спасательным плотиком рубануло по руке, державшейся за поручень (держался, что б в море не улететь!  :rofl: ), повезло, что вскользь. Зима или поздняя осень. Мороз. Я в шинели, шапке. Промок насквозь. Вся вода через меня и прошла, пока болтался в проеме... Шапка уплыла. С руки кровища текет, шинель коркой ледяной покрывается, бледный старпом меня меня костерит (еблан голубоглазый - это самое мягкое его обращение)... Если б меня покалечило серьезно, он наверное бы добил!  :rofl: Короче. Меня в лазарет. Интендант бегом новое сухое бельишко мне туда же. Руку гипсанули. Домой вечером как Щорс перевязанный. А жена говорит: "Сегодня в Сельдевой лодка утонула. Говорят лейтенант погиб. В магазине в очереди только и разговоры"  :hobo:  :rofl: Во как моя слава передо мной прошла...  :blush:
И вот все эти годы я думал, что это я такой чепешник, а вот прочитал про историю лодки и понял, что я тут не причем и мой добрый старпом должен был меня благодарить, что я не убился  :crazyfun:

+1

24

Калашников написал(а):

..были случаи и более трагические... Разговор об этом будет позже.

Что я говорил?! :dontknow:  8-)

0

25

Проду ждемс...  :writing: 
Ну и если не лень будет - чего нибудь личного, что память еще не стерла...  :rain:

0

26

Продолжение.

Американцы были обеспокоены развитием советских КР, как подводного так и авиационного запуска. Поэтому уже в начале 1970-х гг. на вооружение флота США были приняты истребители Ф-14А "Томкэт", вооруженные ракетами дальнего воздушного боя П-54 "Феникс", противолодочные самолеты С-3А "Викинг" и самолеты дальнего радиолокационного вооружения (ДРЛО) Е-2А "Хокай". После внедрения этих систем оружия советские КР АПЛ и авиации значительно утратили свою боевую эффективность.

Всем советским военно-морским специалистам было понятно, что продолжать подобное соревнование с американцами - дело бесполезное и бесперспективное. Авианосцам надо было противопоставить корабли их класса. Но могучее лобби сторонников  "национальной модели" флота, как из ЦК КПСС, так и из министерства обороны, самоотверженно сражалось против строительства таких кораблей. Дело обстояло очень просто: если Горшков пытался заказать АВ, то ЦК КПСС не допускало заказа авиационным конструкторским бюро (КБ) палубных самолетов для них. флоту слегка повезло: КБ А.С. Яковлева оказалось оттесненным в гонке авиавооружений. Но тем временем там был создан самолет вертикального взлета Як-36, который глава КБ пытался продвинуть на вооружение. В конце концов, в результате флотского заказа из него получились Як-38 и Як-38М. Эти самолеты эффектно взлетали, но с трудом садились. В тропиках, на взлёт самолёта уходила добрая половина горючего. С полным запасом вооружения о взлёте и речи не шло...

Под яковлевские "изделия" Горшкову удалось заказать 4 корабля "возмутительного типа", так их прозвали на флоте. Это были ТАКР (3 пр. 1143 и 1 пр. 1143.1). Флоту пришлось на них поставить опять от 8 до 12 КР. Для авианесущих кораблей установк КР - бессмыслица, т. к. она снижает не только самолетовместимость, но и запасы авиакеросина. Причем непонятно, как бы осуществлялось загоризонтное наведение КР П-500:  "Як" имели ничтожный радиус и не имели аппаратуры наведения.

В конце концов, адмиралу удалось объяснить не только своему фронтовому другу Леониду Брежневу, но и министру обороны Андрею Гречко необходимость авианосцев для советского флота. И хотя маршал был откровенно занят другим важным вопросом (во время обсуждения проекта авианосцев он умудрился прервать совещание и стал диктовать своему адъютанту проект новой зимней шапки с "никелированным" козырьком для капитанов I ранга и адмиралов), тем не менее он повелел строить такие же атомные АВ, как и у американцев. Но в конце 1976 г. Гречко умер. На посту министра обороны его сменил Дмитрий Устинов, представитель военной промышленности. Он не желал ничего слышать о строительстве АВ.

В результате маршал Устинов начал навязывать флоту то, что не годилось для войны. Министр обороны пытался заменить Горшкова своим ставленником, адмиралом Амелько. Последний был отважным и талантливым моряком. Но к несчастью, противником авианосцев. Поэтому появились абсурдные проекты авианесущих кораблей. На эти изыски тратили колоссальные деньги. Когда флотские специалисты видели то, что им навязывают, они приходили в ужас. Один из "монстров" был перепроектирован из контейнеровоза и до боли напоминал американский десантный вертолетоносец-док "Тарава". На флоте его так и прозвали Иван-Тарава.

Как известно, великий реформатор отечественного флота адмирал Григорович перед тем как построить наши дредноуты-исполины создал для них условия для базирования и ремонта. "Вожди" СССР о подобных "мелочах" и не задумывались. Правда, во времена Сталина для докования ЛК пр. 23 "Советский Союз" в Усть-Луге ЗК выкопали два гигантских дока. Сооружения не имели батопортов. А когда корабли доковались, несчастные рабы должны были насыпать земляные перемычки. Ну чем не Народный Китай? Однако, к середине 70-х в СССР столько рабов не было. Да и к тому же Усть-Луга была на Балтике, а не на Севере или Тихом океане.

Ввод в строй ТАКР с их гигантскими экипажами обнажил и социальные проблемы советского общества. Дисциплина рядового состава на таких кораблях была весьма низка. Офицеры не рисковали в одиночку спускаться на нижние палубы в матросские кубрики. Их могли избить или вовсе убить. Корабли строили в Николаеве. Для перегона на Север или Тихий океан им надо было пройти Черноморские проливы, Гибралтар, Ла-Манш, ибо Суэцкий канал и Баб-эль-Мандеп и прочее. Конечно, советские матросы пытались бежать. Поэтому, при прохождении узкостей на верхнюю палубу выгоняли офицеров с автоматами, чтобы расстреливать тех, кто прыгал с борта корабля и пытался "отплыть". Подобного явления не было ни в одном флоте мира.

Утвердив постройку сколь грандиозных, столь и бесполезных кораблей, проектов 1143 руководство страны не удосужили себя нехитрой мыслью ни об их базировании ни о доковании. Когда первый из ТАКР "Киев" обогнув Европу, пришел в Североморск, выяснилось, что швартоваться ему некуда: Пирс не был построен. Однажды, когда на ангарной палубе корабля устроили абсолютно необходимую для флотских офицеров партконференцию, волнение сорвало "Киев" с якорей и стало наваливать его на берег. Северному флоту чудом удалось избежать аварии флагмана.

Про доки и говорить нечего. На флоте очень грустно шутили: в случае III мировой придется доковаться для ремонта в Англии или в Японии. В конце концов, Горшкову удалось чудом настоять на покупке плавдоков в Швеции и в Японии. А ведь Российский Императорский флот при адмирале Григоровиче сумел избавиться от подобного положения.

Впрочем, при маршале Устинове безграмотные сторонники т. н. "национальной модели флота" не унимались. Разрабатывались абсурдные типы авианесущих кораблей. Хотя исследования тех же американцев показали исключительно низкую их эффективность, исходя из критерия "стоимость - эффективность".

Зачем-то наметили к постройке 6 ракетных крейсеров типа "Слава" пр. 1164. На них устанавливались 16 КР П-500. Затем уже начался абсурд. Решили построить 5 атомных крейсеров типа "Киров". На каждом из них должны были установить 20 КР П-700. Абсурд постройки кораблей подобного типа был в том, что для нанесения ракетного удара их нечем было прикрывать. Атомный крейсер должен сопровождаться атомным авианосцем. Но последних у советского флота как раз и не было. В результате боевое значение "Кировых" сводилось к нулю.

В дополнение к "Кировым" построили 12АПЛ пр. 949/949Ас 24 КР этого же типа на каждой. Оружие должно было наводится при помощи системы искусственных спутников земли, которую так и не создали. В конце концов, было заложено то, что некоторые у нас называют "авианосцами" (т. е. 2 ТАКР типа "Адмирал Кузнецов" и первый атомный ТАКР "Ульяновск". На этих кораблях тоже должны были установить или установили все те же П700. Бичом советской военной промышленности была низкая технологическая культура. В СССР не могли изготовить штоки для корабельных катапульт. В результате для взлета палубных истребителей и штурмовиков были предназначены трамплины. Но если для взлета английских самолетов вертикального взлета и посадки "Харриер" такие приспособления вполне годились, то для советских "Су-27" и "МиГ-29" они не вполне подходили из-за гораздо большего веса.

Подведем итоги. До 1990 г США построили 4 АВ с обычной энергетикой и 9 с ядерной. Всего они постоянно имели в строю 15 АВ.

СССР построил до этого года 5 ТАКР, 3 атомных тяжелых крейсера, 11 ракетных крейсеров с обычной энергетикой, 65 АПЛ с КР.

Стоит упомянуть и о гигантской советской Морской Авиации. Она насчитывала до 1200 тяжелых самолетов берегового базирования, вооруженных крылатыми ракетами. Правда, как бы эта армада прорвалась к американским АУГ никто не понимал даже в советское время.

Ни одна держава мира никогда не строила свой флот ради противостояния "корабль-корабль". СССР предпринял подобную абсурдную попытку. Его "вожди" не желали знать великих военно-морских теоретиков вроде Мэхена и Коломба. Некомпетентность в вопросах войны на море, непонимание того, что корабли флота строят не для уничтожения вражеских, а для завоевания господства на море, всегда оборачивалось тяжелыми последствиями. На проектирование и строительство кораблей, на создание систем оружия для них ушли усилия многих сотен тысяч людей. В результате наш народ получил непонятно что. Денег на это было выброшено немерено.


Источник: http://ntspb.r1a.ru/txt/navy.shtml

+2

27

Калашников написал(а):

Некомпетентность в вопросах войны на море, непонимание того, что корабли флота строят не для уничтожения вражеских, а для завоевания господства на море, всегда оборачивалось тяжелыми последствиями

Какими? Для СССР, конкретно?

Калашников написал(а):

Ввод в строй ТАКР с их гигантскими экипажами обнажил и социальные проблемы советского общества. Дисциплина рядового состава на таких кораблях была весьма низка. Офицеры не рисковали в одиночку спускаться на нижние палубы в матросские кубрики. Их могли избить или вовсе убить. Корабли строили в Николаеве. Для перегона на Север или Тихий океан им надо было пройти Черноморские проливы, Гибралтар, Ла-Манш, ибо Суэцкий канал и Баб-эль-Мандеп и прочее. Конечно, советские матросы пытались бежать. Поэтому, при прохождении узкостей на верхнюю палубу выгоняли офицеров с автоматами, чтобы расстреливать тех, кто прыгал с борта корабля и пытался "отплыть". Подобного явления не было ни в одном флоте мира.

Я должен этому верить? Командиры боятся своих бойцов и расстреливают их, что бы не утонули....
Дедовщина, в сухопутных войсках, ещё та, была, действительно, офицеры не вмешивались в естественный процесс выдавливания маминых пирожков и волшебному превращению уличной шпаны в настоящих солдат. На флоте, согласно автору, дела обстояли несколько иначе. Вам виднее.
Всё остальное имеет чисто теоретическое значение. Может так, может и этак. Пойди проверь. Да и смысл? Ни страны той, ни флота. Какие к мертвым претензии? Можете лучше, сделайте. Не можете.... зачем тогда?
Или солидаристы так пиарятся?

0

28

Статья действительно тенденциозна, и написана "густыми красками", но по существу автор затронул много болевых точек, существовавших в послевоенный период. Всё опровергать? Нет, нельзя. У нас было много проблем с системами ракетного вооружения, Габаритные, весовые характеристики, да и эффективность их использования, часто вызывали нарекания моряков. Строительство кораблей типа "Киев", с самолётами "Як-38"- выброшенные деньги. Не авианосец, ни крейсер...Но, монстр. Даже гражданские в Севастополе с недоумением говорили об этом корабле..."Разве такой нужен нашему флоту?"
Гордость российского флота атомный крейсер "Пётр Великий" (бывший "Юрий Андропов", до 1992г.). Очень мощный, и очень большой корабль. Очень большой...и не только от своей мощи, а и от второго резервного атомного реактора, который устанавливали на этих крейсерах по приказу Устинова, на всякий случай.
Базирование? Правда. Для больших кораблей эта проблема не была решена в советское время.
А что касается рассказа автора о дисциплине на флоте, то к концу 80-х гг. - никакой дисциплины не было. Были случаи прыжков за борт, при прохождении греческих островов, до которых доплыть было сущим пустяком. Стояли офицеры с автоматами. Правда, стрельбы не наблюдалось...Случаев таких было несколько. Это не системное бегство с кораблей.

Весь вопрос в том, как подавать материал. Автор сделал это зло, с иронией, и ёрничеством. Мне пришлось некоторые его выражения удалять...
Я тоже со многими посылами в этой статье не согласен, но и отрицать всё не могу... :dontknow:

+1

29

Калашников написал(а):

Всё опровергать? Нет, нельзя.

Да не о том же речь, дорогой друг. Такие статьи полезны, и даже очень .... когда ты собираешься строить флот. Дабы учесть и не повторять. В России строят флот? Кто? Где? Вот о чем стон души моей.
Сколь угодно можно хаять хрущевские пятиэтажки. И есть за что. Построй новое, просторное, доступное жильё. Даже не построй, создай условия для строительства и возможности приобретения простыми гражданами. Тогда поговорим на тему ... Пока же в "хрущобах" едва не пол страны живет. Так и с этой статьей. Создайте новый флот, соответствующий реалиям сегодняшнего, лучше завтрашнего дня .... Хотя бы приступите. И при обсуждении концепции выслушайте мнение Михаила Штамма. А так, сие, извиняюсь, дым в п...е и пиар новоявленной буржуазной партейки с родины двух последних президентов. ИМХО.

+1

30

Материал писался со знанием дела. Многими вещами, о которых тут речь, я возмущался еще при той системе... Кто ж знал, что наступят совсем черные времена для флота и страны в целом.
Ну и главная недосказанная в статье правда - это то, что при всех пороках позднего социалистического планирования в СССР, государство так или иначе решало проблему сдерживания ударных сил НАТО на море. Различные асимметричные ответы пугали, настораживали и сдерживали агрессивные устремления ястребов Запада. Все недоработки планировщиков, конструкторов и великих полководцев (флотоводцев) позднего социализма выправлялись боевыми буднями мужчин  в черных шинелях и синих тропичках... Нас если и не боялись, оооочччень уважали заокеанские дяди.  :glasses:

+2


Вы здесь » AlfaModel - Моделизм. Военная техника. История. » Послевоенный период » СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКОЕ ВОЕННО-МОРСКОЕ СОПЕРНИЧЕСТВО: 1950-е - 1980-е гг


Создать форум ©